Украинский историк о том, есть ли в Киево-Печерской лавре "русский мир"

26 ноя

В Службе безопасности Украины (СБУ) объявили о завершении обысков в Свято-Успенской Киево-Печерской лавре и других храмах Украинской православной церкви (Московского патриархата). СБУ называет свои действия "контр-разведывательными мерами", цель которых - не допустить "использование храмов как ячеек "русского мира". И говорит, что среди находок по итогам обысков - печатная пророссийская пропаганда, наличные деньги и полсотни подозрительных лиц.

 

О том, как Киево-Печерская лавра с годами становилась главным центром пророссийских имперских настроений, рассказал в интервью издания DW кандидат исторических наук, научный сотрудник Института украиноведения имени Ивана Крипякевича НАН Украины Назар Кись. 

 

Издание DW: Вокруг УПЦ МП снова скандал: обыски, задержания, изъятие пророссийских агитматериалов... И в самом центре - Киево-Печерская лавра, один из главных символов православия. Как вы оцениваете ситуацию? Стало ли недавнее видео, запечатлевшее распевание в Лавре песни, как считает СБУ, пропагандистского характера, восхваляющей "русский мир" (со словами "Звон плывет, плывет над Россиею, пробуждается матушка-Русь. - Ред.), последней каплей, переполнившей чашу терпения властей в Киеве?

Назар Кись: Я не думаю, что это некая тайна, что они распевают и чем занимаются. Мы видели и еще одно видео из полесского села, где батюшка рассказывал, что дети участников "наездов" на Лавру будут страдать от болезней. Этот процесс шел давно и очень запоздал.


Что происходит на планете и в каждом конкретном городе

прямо сейчас и в любой грядущий день, можно узнать тут:

https://ixyt.info/ru/USA/Union-City

Вставляйте в эту ссылку нужный город!

 

- В мае этого года, как известно, в УПЦ МП публично объявили о своей самостоятельности, а на днях заявили о возобновлении в Киеве чина мироварения. И все же, сколько еще российского там осталось после этих показательных шагов?

- Это секрет Полишинеля. На этот вопрос ответил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, который сказал, что атака на Лавру - это атака на Русскую православную церковь (РПЦ). На самом деле - это и есть РПЦ и ее филиал в Украине. Это структура плоть от плоти от русской церкви. Она сделала вид, что вышла (из РПЦ. - Ред.)

Мы видим там русских "казачков", риторику духовенства. Это огромная мифология. Десятилетиями там рассказывают, что царь Николай II - "невиноубиенный", говорят об Александре Невском как о святом... Невозможно взять и выйти из того, чем ты сам являешься. Сомневаюсь, что у них разорваны связи. И заявление о мироварении было сделано для того, чтобы снять претензии. Регулярно появляется информация, что они возят в (РФ. - Ред.) какую-то неучтенную наличность.

 

- Поскольку вы упомянули о мифах, то Лавре в этом контексте отводится, пожалуй, центральное место. Сотни лет туда не зарастала тропа паломников. Этот монастырский комплекс стал символом Киева и Украины. Но так ли это было всегда? На каком историческом этапе Лавра стала тем символом, который знаком нам сегодня?

- На самом деле все современные идеологические конструкции - это продукт достаточно новой эпохи. В XIX веке происходил процесс национального "припоминания и сочинения", становления мифов, символов. Это период, когда разные национальные проекты желали видеть в Киеве подтверждение своей "богоизбранности", ведь "Киев - это второй Иерусалим" с Лаврой. Когда мы говорим о Киеве как о центре православия, следует понимать, что на него претендуют и украинская, и русская церкви.

Мы не будем исключать, что российский нарратив строится на том, что христианство на Русь пришло из Киева. Но еще при Богдане Хмельницком, в ХVII веке, такого мощного мифа не существовало. Это продукт последних двухсот лет, когда общество стало жить теми мифами, которыми живет сегодня.

 

- А в какой период истории Лавра, где похоронены такие деятели, как премьер Петр Столыпин, а также Искра и Кочубей, написавшие донос на гетмана Мазепу, становится также главным центром русского монархизма?

- Претворение Лавры произошло в период, когда в Российской империи задумались над объединяющей идеей и придумали тезис о "православии, самодержавии и народности". Мы сейчас смотрим на Киев или Львов, полагая, что они медленно, методично росли с княжеских времен. На самом же деле эти города имеют определенные точки пика своего развития.

Старый Киев, которым сейчас гордятся, - это последняя треть XIX - начало ХХ века, когда в результате и после Крымской войны (1853-1856 годы. - Ред.) пришло освобождение крестьян, реформы и индустриализация. В Киев переезжали россияне, и в городе появились свои символы. Они выбрали себе Лавру, где похоронены основатель Москвы Юрий Долгорукий, Илья Муромец. Это мифы второй половины ХIX века.

 

- О Лавре и ее пещерах существует множество разнообразных, порой мифических, историй, в частности о целебных свойствах воздуха крипт и мощей святых, иногда даже фантастических баек, например о редкой иконе, сделанной частично из кожи монахов, которую якобы демонстрировали будущему прусскому кайзеру Вильгельму II. Всех их и не перечесть. Все же, насколько корректно утверждать, что распространение этих мифов, легенд и рассказов о чудесах и сакральности было частью того, что сейчас называют целенаправленной пропагандой "русского мира", мягкой силой Москвы?

- На самом деле это не уникально для РПЦ. Все христианские святыни выстроены вокруг реликвий. Всюду, куда устремляются паломники, есть святыни. А если их и нет, то желательно бы их придумать или привезти. Вспомните хотя бы дебаты о том, сколько голов и ладоней у Иоанна Крестителя, или Туринскую плащаницу. В прошлые столетия паломнические маршруты вызывали лояльность, люди знали, где центр их веры. В отсутствие телевидения, радио, газет это был один из немногих способов прокоммуницировать некую общую идеологию в пределах обширной территории.

Вместе с тем мы видим, что и в XIX веке - время, когда не все люди умеют читать, - РПЦ работала по своим лекалам. И они оставила для себя это паломничество при поддержке государства. Это архаическая схема, но эффективно работающая на определенную категорию населения. Может, им тоже показывают эти дивные иконы, может быть, сейчас уже переделанные.

Мягкая сила в этом случае действенна и действует на людей некритически настроенных. Во всех недавних видео, которые мы посмотрели, меня удивило то, что они (священнослужители. - Ред.) пугают детскими болезнями всех, кто сомневается в их правоте нести дичь. Владыка Павел Лебедь (наместник Лавры. - Ред.), или в Запорожье был еще такой персонаж, на Полесье, Буковине… Целевая аудитория этой мягкой силы воспринимает такие угрозы серьезно.

 

- В начале 2000-х годов, когда активизировались дискуссии о необходимости объединения украинского православия, предполагали, что само уже слияние трех на тот момент церквей - УПЦ МП, УПЦ КП и УАПЦ - сгладит и идеологические разногласия. Однако мы видим, что и сегодня они сохраняются. В какой же плоскости лежит решение этой проблемы?

- Подходы государства и общества остались советскими: с верхушкой церкви можно поговорить, у них есть рычаги влияния на общество. Можно договориться с верхушкой, и как верхушка скажет, так прихожане и проголосуют. Если от этого не избавиться, то мы так и будем жить с разными церквями и периодически будем лицезреть то же самое.

Пророссийский элемент не исчезнет, ведь это инструмент влияния на общество. Мы видим, что идейная привязанность УПЦ МП к пророссийским политическим силам работала всегда, и дело здесь не в языке, ведь на Полесье или в Почаеве Тернопольской области не говорят по-русски. Должны измениться подходы общества, потому как сейчас хотят и церковь иметь, и руководить ею так, будто это какой-то ЖЭК или коммунальное предприятие, с которым можно договориться. Мы не в СССР, и государство не может приставить сексота к каждому приходу для надзора, и не должно этого делать.

Видите ли, тот же владыка Павел Лебедь жаловался, что после одного из обысков в Лавре "украли ящик водки". Мы его называем священнослужителем. При слове "преследование" вспоминается Рим или преследование властями церкви в СССР. Но в нашем случае речь идет об обычном человеке с аксессуарами и гардеробом, который под видом священнослужителя занимается чем-то иным. Это обычная светская проблема коллаборационизма.

 

Автор Дмитрий Каневский

Источник - https://p.dw.com/p/4K1I3


Оставить комментарий